Статьи

Идёт борьба за каждого больного

В жизни всегда есть место подвигу. Ежедневному, негромкому, невидимому широкому кругу людей. Вот и медицинские специалисты тихо, без пиара, рискуя собственным здоровьем, делают все возможное, чтобы пациенты, оказавшиеся в инфекционном отделении ФГБУЗ КБ №172 ФМБА России, победили коварное заболевание – новую коронавирусную инфекцию.

Предисловие, без которого нельзя …

Люди в белых халатах не любят шума и суеты вокруг работы, которую выполняют. И с недоумением воспринимают нелепицы от диванных экспертов, в большинстве своем, конечно же, анонимных, которые при каждом удобном случае норовят бросить камень в их сторону.  Медиков больше печалит другое - прибавление количества заболевших COVID-19 при поразительно легкомысленном отношении большого процента населения к мерам безопасности: масса людей на улицах без масок, немало тех, кто игнорируют  социальную дистанцию. Да, многие переносят новую коронавирусную инфекцию без симптомов или в легкой форме, это правда. Такие больные, как правило, проходят лечение на дому. Но достаточно и таких, у кого «корона» протекает в средней степени тяжести или тяжело. Они-то госпитализируются в инфекционное отделение клинической больницы в первую очередь. Впереди  у таких больных – долгий и непростой путь выздоровления.

- Поступающие к нам пациенты, как правило, меняют или серьезно корректируют  свои представления об этом заболевании, переосмысливают отношение к собственному здоровью и к медицинским работникам,  - считает заведующий инфекционным отделением ФГБУЗ КБ №172 ФМБА России Любовь Викторовна Чернышёва. - Встречаются такие больные, которые прежде весьма пренебрежительно относились к новой коронавирусной инфекции, а теперь, пережив достаточно трудный путь излечения, придерживаются диаметрально противоположного мнения, рассказывая близким и знакомым, что к этому вирусу легкомысленно относиться нельзя ни в коем случае.

Приемное отделение

В течение дня к инфекционному отделению клинической больницы подъезжают автомобили станции скорой медицинской помощи. За смену может подъехать одна машина, а может и несколько.  Из салона «скорой» в здание проходят люди в комбинезонах, их лица практически полностью закрыты респираторами и защитными очками. Они сопровождают пациента, которого несколько минут назад обследовали на компьютерном томографе и выявили поражение легких – обнаружили признаки вирусной пневмонии.

В приемном отделении ожидают  местные специалисты, заранее предупрежденные по телефону об этом визите и для встречи пациента уже облаченные в защитные комбинезоны, респираторы и очки.

А дальше могут быть варианты. Если больной тяжелый или средней степени тяжести его госпитализируют в отделение. Существует порядок оказания медицинской помощи такого рода больным, ему и следуют. В частности проверяется насыщение крови кислородом (сатурация), пульс. Измеряется температура, давление. Смотрят данные анамнеза, снимок компьютерной томографии, в том числе процент поражения легких. Уточняются сведения о сопутствующих (хронических) заболеваниях, переносимости препаратов и т.д. Наконец назначается лечение. Пациент переводится в бокс.

Но надо заметить, что больных не всегда госпитализируют. Решение принимает врач вместе с пациентом, исходя из процента поражения легких и самочувствия больного. Если, конечно, заболевание протекает в легкой форме и у больного есть возможность самоизоляции от других людей. Лечение таких пациентов проводится амбулаторно по месту проживания  участковым врачом терапевтом.

Госпитализированные больные обследуются на COVID-19.

Пациенты с более тяжелой формой заболевания переводятся на койки в реанимационные палаты.

Работа в «красной зоне»

Поскольку вирус новой коронавирусной инфекции очень заразный,  мерам безопасности в отделении уделяется повышенное внимание.

При приеме новых пациентов и во время обхода больных (в так называемой «красной зоне»)  врач все время в спецодежде. Когда медработник собирается в «красную зону» он на медицинскую одежду (брюки или штаны, рубашку) надевает защитный комбинезон с капюшоном. На голову – одноразовую шапочку. На руки – перчатки (двойные). Нос и рот закрываются  сначала одноразовой маской, а потом респиратором. На глаза – защитные очки. На ноги – высокие бахилы. И в завершении на комбинезон надевается одноразовый медицинский халат.  Как сами медики по этому поводу шутят: «Не холодно». На самом деле даже просто находится в таком облачении тяжело как физически, так и психологически, а тем более, когда приходится не стоять, а работать – совершать длительные обходы пациентов, медсестрам ставить капельницы, проводить манипуляции, а санитаркам и буфетчицам выполнять свои обязанности. Несколько часов работы в такой «амуниции» - непростое испытание. Особенно тяжеловато тем, кто носит очки от близорукости, они под защитными очками запотевают и создают дополнительные трудности. А постовым медсестрам во время дежурства приходиться в комбинезонах  проводить  по восемь, иногда двенадцать часов с небольшими двумя-тремя (получасовыми) перерывами на прием пищи и туалет.

В отделении в будние дни в дневное время, с 8 до 16 часов, работают врачи-инфекционисты и врачи-терапевты, средний и младший медицинский персонал. Потом, до восьми утра на дежурство могут заступать  врачи и других (узких) специальностей, прошедшие специальные обучающие курсы по лечению больных с новой коронавирусной инфекцией. В выходные дни (суббота, воскресенье) медперсонал дежурит по 12 часов. Кроме того, круглосуточно на посту бригада анестезиологов-реаниматологов.

«Желтая зона»

По выходу из  «красной зоны» медицинский персонал оказывается в «желтой зоне». Здесь происходит, как опять-таки шутят врачи и медсестры, «таинство переодевания». Процесс избавления от спецодежды и прочих атрибутов защиты строго регламентирован. И хотя все уже давно назубок выучили последовательность снятия «амуниции», все равно нет-нет да поглядывают на информационный листок, где указан алгоритм раздевания. Все снимаемые средства индивидуальной защиты  тут же отправляется в специальные контейнеры – что-то для утилизации, что-то  для обработки. Сначала снимается халат, верхние перчатки, бахилы,  комбинезон с капюшоном и т.д. Врач остается в медицинских брюках и рубашке. Далее он обрабатывает  руки. Для этого есть мыло и дезинфицирующая жидкость. Потом надеваются новая шапочка, защитный халат и маска. Кстати, есть возможность принять душ – в обоих корпусах отделения установили специальные душевые кабины.

Лечение

- В основном в отделении лежат пациенты средней степени тяжести и очень тяжелые, - объясняет Любовь Викторовна Чернышёва. - При этом симптоматика может быть разной. Например, у одних больных средней тяжести несколько дней держится высокая температура до 39 градусов, а у других развивается дыхательная недостаточность: им тяжело дышать – не хватает кислорода. Особенно тяжело приходится людям, имеющим сопутствующие (хронические) заболевания (сахарный диабет, гипертонию и т.д.). В таких случаях мы активно пользуемся консультациями узких специалистов клинической больницы, коллег из других медицинских центров ФМБА России. Медицинская помощь оказывается в полном объеме согласно существующим стандартам. Из отделения пациенты выписываются только после подтвержденных отрицательных тестов на COVID-19.

Реанимация

Мировая и отечественная практика показывает, что больные коронавирусной инфекцией - очень тяжелые пациенты. Порядка 20 процентов из них, если заболевание протекает с клинической картиной COVID-19, нуждаются  в оксигенной терапии или другими словами в кислородной поддержке разной степени интенсивности.  При этом около одного процента  из этого количества – это больные с крайней степенью дыхательной недостаточности.  При лечении таких людей  задействована служба анестезиологии и реанимации клинической больницы. Для решения данной задачи открыты две палаты под анестезиолого-реанимационное отделение.

Обе палаты очень хорошо оснащены. В достаточном количестве имеются аппараты искусственной вентиляции легких. Все они экспертного класса. Наблюдение за состоянием пациентов осуществляется при помощи мониторов высокого качества. Словом, все необходимое для оказания полноценной анестезиолого-реанимационной помощи  в этих палатах имеется.

В настоящее время в инфекционном отделении работают четыре врача – Зеленов Максим Витальевич, Алексеев Алексей Олегович, Расулов Кабир Захирович и Чернышов Олег Евгеньевич, четыре медицинские сестры – Белова Ольга Владимировна, Кусова Елена Викторовна, Усачёва Нина Михайловна, Коробицына Наталья Васильевна и младшие медицинские сестры Короткова Надежда, Евдокимова Елена, Мисриханова Светлана.

- Все коллеги-врачи имеют стаж работы более десяти лет, - рассказывает заведующий отделением анестезиологии и реанимации ФГБУЗ КБ №172 ФМБА России Максим Витальевич Зеленов. -  Грамотные, квалифицированные специалисты, люди с очень высокой ответственностью. Все медицинские сестры тоже опытные – у них стаж работы более 15 лет. Помощницы нам, врачам. Навыки у них отработаны до автоматизма. Но это не означает, что они просто механически выполняют свои функции: всегда тонко чувствуют любое изменение состояния наших больных. Для них ничто не остается незамеченным. Они не только фиксируют показатели жизненно важных функций пациента, появляющихся на мониторе (артериальное давление, насыщение крови кислородом, температура, число дыханий, данные ЭКГ и т.д.), но и оперативно оценивают любую поведенческую реакцию больного, сразу информируют об изменениях врача. Значима и роль младших медицинских сестер.

Необходимо отметить, что с началом заболеваемости новой коронавирусной инфекций в системе ФМБА России создано несколько консультационных центров по стране для подведомственных учреждений. Вот и врачи, работающие в инфекционном отделении ФГБУЗ КБ №172 ФМБА России, координирует вопросы, связанные с лечением сложных  пациентов, со специалистами ФГБУ «Приволжский окружной медицинский центр» Федерального медико-биологического агентства в Нижнем Новгороде. Но если возникнет необходимость, могут связаться и с московскими специалистами.

- Фактически мы работаем в единой команде ФМБА России, - поясняет Максим Витальевич Зеленов. – Ежедневно участвуем в онлайн-совещаниях, информируем о тяжелых пациентах (описываем клиническую картину, сообщаем результаты биохимических анализов, динамику за дежурные сутки и т.д.) и совместно вырабатываем дальнейшую тактику лечения.

Каждая дежурная смена дается нелегко. Как и все, реаниматологи вынуждены работать в защитных комбинезонах и респираторах. Дискомфорт, конечно, сильный. Но эти неудобства отходят на второй план: хочется помочь всем, даже самым безнадежным больным. К сожалению, не всегда это удается, несмотря на титанические усилия всего медперсонала. Одно придает силы медикам – большинству больных удается помочь. Но на сердце все равно тяжело.

Сделаю небольшое отступление для читателей. При подготовке материала беседовал с Ириной Дмитриевной Бабыниной, опытнейшим врачом анестезиологом-реаниматологом, которая долгое время заведовала профильным отделением клинической больницы и очень переживает за коллег несущих дежурства в инфекционном отделении. Так вот она сказала, прекрасно понимая, что сами ее коллеги об этом не расскажут: «Вы, пожалуйста, обязательно отразите, что эти доктора с высокими моральными устоями, их никто не обязывал, они сами вызвались работать в инфекционном отделении, в экстремальных условиях, где требуется не только их светлые головы, но и способность переносить повышенные физические нагрузки. Уверена, что они достойно оказывают помощь пациентам».

Психологическая помощь

В общей сложности в инфекционном отделении, учитывая основной штат сотрудников, и приходящие им на замену на вторую смену и в выходные дни, дежурные бригады врачей, среднего и младшего медицинского персонала, работают несколько десятков человек. И каждый по-своему реагирует на вызовы, которые каждый день здесь появляются.

По мнению медработников с кем удалось на эту тему переговорить, вырисовывается такая картина. Работать в отделении физически и морально тяжело. В защитной «амуниции» трудиться не комфортно: жарко, сильно потеешь; опять же дыхание через респиратор это все-таки не вдох-выдох  на свежем воздухе. По этой причине есть определенные трудности, связанные с осмотром  пациентов. Впрочем, все эти неудобства медики, как профессионалы, выносят стойко. Конечно же, присутствует тревожность. Страх заразиться, разумеется, не панический, а глубинный, не демонстрируемый публично, думается, есть у каждого. Кстати, это нормальная реакция, считают психологи, главное умело это купировать. Причем побаиваются даже больше не за себя, а за близких людей: у каждого есть семья, дети. Поэтому все стараются изолироваться от родственников, проживают, по возможности, отдельно. В какой-то степени напрягает, что инфекция до конца еще не изучена. Настораживает непредсказуемость течения заболевания: пациент может чувствовать себя удовлетворительно, а потом стремительно начинает тяжелеть. Правда, сами медики, хоть об этом и говорят, когда их спрашиваешь, но при этом не склонны преувеличивать влияние психологических моментов на работу. Тем более, все друг друга подбадривают, поддерживают.

Кому в первую очередь требуется психологическая помощь, так это пациентам. Больные поступают в отделение, как правило, подавленные, в стрессовом состоянии.  С пациентами, в том числе работает врач-психотерапевт, который во время общения старается снять напряженность, объяснить, что эта болезнь временное явление, что это излечимо и конечный результат обязательно будет положительным. Порой необходимо найти нужные слова не только для больных, но и для их родственников. Вообще весь медперсонал постоянно смотрит за психологическим состоянием больных, общается с ними и сообщает с кем психотерапевту желательно пообщаться дополнительно. Через некоторое время испуг, шок, стрессовое состояние постепенно уходят. Пациенты в психологическом плане приходят в себя.

Эпилог

- Считаю, что все кто в последние месяцы задействован в оказании медицинской помощи больным с новой коронавирусной инфекцией, работают как единый организм, - убеждена заведующая инфекционным отделением ФГБУЗ КБ №172 ФМБА России Любовь Викторовна Чернышёва. -  Кого-то одного или нескольких коллег-врачей отметить будет несправедливо – все рискуют здоровьем, все достойно выполняют служебные обязанности, поддерживая друг друга морально. Огромна роль среднего медицинского персонала: на медсестер приходится значительная нагрузка. Бесспорно, значима и роль младших медицинских сестер, санитаров, буфетчиц. Конечно, тревога в медицинской среде существует – мы же люди, а не роботы. Но она на самом деле отходит на второй  и даже на третий план, главное сейчас, извините, если пафосно прозвучит – делать порученное дело хорошо. И когда пациенты, покидая стены отделения, говорят нам искренне, от всей души: «Спасибо вам за все!» или «Спасибо вам, добрая женщина!», это придает силы.  Да, конечно, коллективу тяжело физически и непросто психологически. Этого никто не скрывает и не стыдится. Надеемся, что жители города тоже нас поддержат в это непростое время – соблюдая социальную дистанцию, одевая, где рекомендуется защитные маски, соблюдая гигиену рук. Желаем всем крепкого здоровья!  Будьте здоровы!

 

21 июня – День медицинского работника

Детский доктор

Два года назад в детской поликлинике №3 ФГБУЗ КБ №172 ФМБА России начала работать врачом-педиатром участковым выпускница Саратовского государственного медицинского университета Котельникова Анна Андреевна. Время показало, что в коллектив пришел молодой специалист, которому можно доверить любое ответственное дело.

Характеристика от руководства

Заведующая детской поликлиникой Лидия Эммануиловна Маштакова в здравоохранении работает много лет, и как опытный врач и управленец с удовольствием рассказывает о профессиональных и человеческих качествах молодого коллеги, ничуть при этом, не опасаясь, что такая публичность как-то негативно скажется на отношении Анны Андреевны Котельниковой к работе и окружающим.

- Общеизвестно, что педиатры в первичное звено приходят неохотно, - рассказывает Лидия Эммануиловна Маштакова. - И когда почти два года назад у нас появилась Анна Андреевна, мы, конечно же, обрадовались. Еще больше радости появилось, когда стало ясно, что молодой доктор не боится никакой работы, хорошо теоретически и психологически подготовлен, стремится, как можно быстрее перенять от более опытных коллег знания и навыки. Она грамотная, вежливая, тактичная, коммуникабельная. Легко входит в контакт с детьми. Умеет правильно выстроить взаимодействие с родителями, а это качество в нашей работе дорого стоит. Могу уверенно заявить, что Анна Андреевна практически идеальный участковый педиатр. Мы рассчитываем на нее и уверены, что она нас никогда не подведет.

Согласитесь, что такую лестную оценку получить от заведующей поликлиникой всего после двух лет работы, дорого стоит. Естественно нам захотелось познакомиться с доктором поближе. Анна Андреевна действительно такая, как ее нам описала Лидия Эммануиловна – вежливая, тактичная, коммуникабельная, к тому же еще и симпатичная. Но о себе рассказывала скромно, ровно то о чем ее спрашивали, показалось даже, что ей немного неловко от проявленного к ней внимания.

Первый укол сделала в семь лет

Анна Андреевна родом из рабочего поселка Новая Майна. В этом населенном пункте живут ее родители. Там она окончила школу.

- В детстве любила играть в доктора, - рассказывает Анна Андреевна Котельникова.- «Лечила» всех – кукол, мягкие игрушки, ребят во дворе. Когда училась в первом классе, начала делать настоящие уколы папе. Потом дедушка болел, а я очень хотела ему помочь. Как-то так, сформировалось желание стать врачом. Основательно готовиться к поступлению в медицинский вуз начала в седьмом классе. Занималась с репетиторами по профильным предметам. Родители помогали, спасибо им большое. ЕГЭ сдала хорошо. И по целевому направлению от министерства здравоохранения Ульяновской области поступила в Саратовский государственный медицинский университет.

Учиться было сложно, признается Анна Александровна. Но она старалась.

- Чтобы успешно учиться в медицинском вузе, необходимо быть трудолюбивым, усидчивым, целеустремленным, но при этом надо уметь отдыхать, чтобы хватало сил на многие-многие часы учебы, - считает Анна Андреевна Котельникова.

Помимо занятий, наша героиня находила время на участие в социальной жизни университета, в частности она была активным волонтером, занималась пропагандой донорского движения, и сама неоднократно сдавала кровь.

Работа

В министерстве Ульяновской области, куда выпускница медицинского университета обратилась после возвращение из Саратова, предложили несколько вариантов трудоустройства. Анна Андреевна выбрала Димитровград, поскольку рядом, в Новой Майне проживают родители, да и город знакомый.

- Начинать на новом месте, думаю, всегда волнительно, особенно если это первые самостоятельные шаги в профессии, - рассказывает Анна Андреевна. – Очень переживала как примет коллектив, как сложатся отношения с родителями. А вот насчет общения с детьми тревоги не было: в поселке в летние каникулы работала в детском саду. Приняли меня в поликлинике хорошо. Заведующая, другие специалисты сказали, что можно к ним обращаться за любой помощью и  вопросом. И я обращаюсь. И никогда не встречаю отказа. Спасибо большое коллегам за такую поддержку!

Анне Андреевна дали участок с домами, расположенными на улицах Победы и Дрогобычской. На данной территории в настоящее время проживает 854 ребенка. И каждый особенный, к каждому нужен подход.

- Найти общий язык с детьми порой куда проще, чем с некоторыми родителями, - признается Анна Андреевна. - Это объяснимо – все люди разные. Но и с такими мамами и папами удается выстроить конструктивные отношения. Некоторым и вовсе по душе, что их участковый педиатр – молодой специалист.

Труд детского доктора, сначала принимающего юных пациентов в поликлинике, а потом посещающего больных детей на дому, никогда не был легким, особенно в период повышения заболевания острыми респираторно-вирусными инфекциями. Теперь появилась новая напасть – COVID-19. И педиатры снова на переднем крае борьбы с новой коронавирусной инфекцией, которая до конца еще не изучена, очень заразна и может нанести серьезный ущерб здоровью.

- Педиатры обслуживают на своем участке больных с разными заболеваниями, - поясняет Анна Андреевна Котельникова. – В том числе и юных пациентов с подозрением на COVID-19 или уже с подтвержденным диагнозом. После работы в поликлинике выезжаем на адреса. Маршрут составляется таким образом, чтобы эту группу больных посетить в самом конце. В зависимости от количества таких пациентов берем с собой необходимое количество спецодежды и других средств индивидуальной защиты. Поскольку сначала мы наведываемся к больным, у которых симптомы ОРВИ, перед заходом на адрес одеваем защитный одноразовый халат, шапочку, маску, очки, обрабатываемся. После осмотра ребенка, за порогом квартиры средства индивидуальной защиты снимаем и складируем в специальный мешок, который по возвращении в поликлинику отдаем на обработку, утилизацию. И такая процедура повторяется при посещении каждого адреса. Если мы приезжаем к больному с COVID-19  или с подозрением на него вносятся существенные коррективы. Одевается комбинезон, сверху халат; очки, респиратор, перчатки, бахилы. Покидая больного, и снова сразу за порогом, защитную «амуницию» снимаем, укладываем в специальный пакет, который позже сдается на обработку, утилизацию. Если состояние ребенка вызывает серьезные опасения, например, видим признаки пневмонии, уровень кислорода в крови меньше 95 единиц, принимаются оперативные меры для дополнительного диагностического обследования (компьютерная томография) и возможной госпитализации.

По словам, Анны Андреевны на ее участке дети болеют в основном бессимптомно. Заражаются, как правило, в семье – от родителей.

- К новым обстоятельствам, в которых мы вынуждены трудиться отношусь как к данности, - рассказывает Анна Андреевна. - Врачи призваны лечить, этим мы  занимаемся, чтобы не было. Определенное волнение существует, не без этого, все мы люди, но есть еще и служебные обязанности.

Жизнь вне поликлиники

Чем занята доктор Котельникова после работы? Оказалось, что Анна Андреевна любит гулять на свежем воздухе, проводить время с друзьями, общаться с интересными людьми, а еще готовить. Особенно по душе кондитерские и хлебобулочные изделия – торты, печенье, пироги. Этим она любит заниматься по выходным дням в родительском доме, куда старается наведываться из Димитровграда как можно чаще. Еще ей нравится читать, причем все – художественную и профессиональную литературу.

- Мир не стоит на месте, поэтому стараюсь не отставать от него, - поясняет Анна Андреевна Котельникова. – Конечно, больше времени уделяю медицинским книгам и журналам, статьям на профессиональных сайтах. Самообразовываться надо постоянно.

Вот такой доктор работает в Первомайском районе Димитровграда. В преддверии Дня медицинского работника желаем Анне Андреевне, а в ее лице всем сотрудникам  клинической больницы, крепкого здоровья, успехов в работе и в личной жизни!

 

21 июня – День медицинского работника

«Всегда хотела помогать самым юным пациентам»

Врач-неонатолог всегда на переднем крае борьбы за здоровье новорожденных. Эта работа крайне ответственная, требующая от специалиста обширных знаний, умений  опыта и устойчивой нервной системы, поскольку нередко приходиться работать в стрессовых условиях, когда от твоих действий, без преувеличения зависит не только здоровье, но иногда и жизнь младенца. Уже много лет главным внештатным врачом-неонатологом  ФГБУЗ КБ №172 ФМБА России работает Ирина Владимировна Коновалова.

К Ирине Владимировне  как нельзя лучше относиться известное выражение «где родился, там и пригодился». Её корни – в Димитровграде. Здесь она появилась на свет, окончила среднюю школу, и в родной город вернулась по окончании медицинского института.

- Желание стать доктором появилось в раннем детстве, - признается Ирина Владимировна. – Играя в куклы, всегда «лечила» их. Возможно, вначале это было не совсем осознанно, но год от года такое мнение крепло. Безусловно, заметную роль в раннем выборе профессии оказала моя тетя – Галина Александровна. Она поступила в медицинское училище, у нее было много специальной литературы. И вот я, пятилетняя девочка, с увлечением читала медицинские учебники (научилась читать рано – в четыре года). Когда она стала трудиться фельдшером, приходила к ней на работу, и медицинская среда меня все больше и больше  увлекала.

Неудивительно, что на выпускном экзамене в школе наша героиня написала сочинение «Я хочу быть врачом!». Несмотря на большой конкурс, поступила в Куйбышевский государственный медицинский институт – на педиатрический факультет, потому что всегда хотела лечить  детей.  Учеба пришлась по душе. После третьего курса стала по выходным дням работать – дежурила в Самарском кардиологическом центре. В 1994 году для прохождения интернатуры направили в Димитровград. Работала в детском стационаре на Горке и в детской поликлинике в старом городе.

- Педиатр участковый была тогда в декретном отпуске, и меня с первых дней интернатуры поставили работать вместе нее, - вспоминает Ирина Владимировна Коновалова. - Так сложилось, что к концу окончания моей интернатуры, в родильном доме на Горке организовали круглосуточный пост неонатологов. У них до этого работали два специалиста, а теперь под новую задачу нужны были еще и мне предложили обучиться на врача-неонатолога. Я согласилась, так как мечтала работать именно в роддоме. Обучение проходила в Санкт-Петербурге. В 1995 году начала трудиться по новой специальности. Работа, мягко говоря, непростая, требующая предельной самоотдачи, больших физических и нервных затрат. Бывает, что к концу рабочего дня или дежурства, а иногда одно плавно переходит в другое, сил практически не остается. Не скрою, были моменты, когда хотелось уйти, однажды даже это сделала, но очень быстро вернулась. Поняла, что без этой работы и профессиональной среды (сложившегося коллектива единомышленников), малышей, которым ты можешь помочь, и в меру сил и профессионального опыта, помогаешь, мне, оказывается, живется некомфортно.

Когда открыли родильный дом в соцгороде, неонатологическая служба получила второе дыхание, перешла на более высокий уровень. Например, прежде, у врачей-неонатологов  не было аппарата искусственной вентиляции легких (ИВЛ). Использовали мешок Амбу, пока к тяжелому пациенту не приезжала реанимационная бригада из Ульяновска. А к открытию нового роддома ФМБА России поставило много современного медицинского оборудования и техники, в том числе аппараты ИВЛ. Вот тогда Ирину Владимировну Коновалову направили на очередное обучение в Санкт-Петербург, теперь по специальности «Реанимация и анестезиология». С этого времени в Димитровграде оказывается неонатологическая помощь совсем другого уровня. Тяжелые пациенты находятся на аппарате искусственной вентиляции легких столько сколько нужно, то есть до стабилизации состояния (лечения) в полном объеме.

Врач-неонатолог в течение рабочего дня выполняет большое количество обязанностей.

- Надо ли все перечислять? Если кратко, врач-неонатолог ежедневно  обследует новорожденных, родившихся в акушерском отделении. Занимается их выпиской,  в том числе проводя беседы с мамочками как дальше ухаживать за ребенком, - поясняет Ирина Владимировна Коновалова. – Участвуем в операциях (кесарево сечение). Если после родов состояние здоровья ребенка вызывает опасения, он помещается в палату интенсивной терапии новорожденных, где мы проводим реанимационные мероприятия, стабилизирующие его состояние. Это может продолжаться длительное время. Другими словами, скучать нам точно не приходиться.

Надо заметить, что в роддоме Ирина Владимировна Коновалова проводит еще ультразвуковую диагностику малышей. В 2015 году она прошла необходимую специализацию.

- Всем новорожденным проводится скрининг на врожденные пороки развития, - рассказывает Ирина Владимировна. -  Используемая современная ультразвуковая техника позволяет выявлять патологии внутренних органов, костно-мышечной системы, сердца и  головного мозга.

Что делает уставший доктор, покидая после очередного трудного рабочего дня или изматывающего дежурства, стены роддома или детской поликлиники, где она, кстати, тоже работает – врачом ультразвуковой диагностики?

- Раньше большую часть времени вне работы занимали дети, - отвечает на вопрос Ирина Владимировна Коновалова. – Сейчас они выросли. Дочь Даша окончила Московский финансовый университет, она – международный экономист. Сын Вадим учиться в военном вузе, будет офицером, специалистом по экономической безопасности. Поскольку живу в доме, когда сходит снег, работаю на земле: развожу цветы, выращиваю овощи, ягоды, фрукты, когда наступает время, консервирую часть урожая на зиму. Нахожу время для чтения, правда, в основном, знакомлюсь с профессиональной литературой. Поскольку часто после работы как выжатый лимон, спины не чувствуешь, спасаюсь занятиями пилатесом (растяжка, специальное дыхание), очень помогает снимать физическую усталость и нервное напряжение. Всем советую. Зимой хожу на лыжах. Гуляю на свежем воздухе. Посещаю драмтеатр, кинотеатр. Стараюсь жить полноценной жизнью, чего и вам желаю!

 

На переднем крае

Каждый день медицинские работники ведут незримую для большинства граждан борьбу с пока малоизученным и коварным вирусом – новой коронавирусной инфекцией. К сожалению, в информационном пространстве, помимо попыток преподнести объективную картину, распространяется огромное количество некорректных сведений, которые не всегда идут на пользу делу. Мы, в свою очередь, предлагаем вашему вниманию зарисовки изнутри – из подразделений клинической больницы, которые находятся на переднем крае борьбы с COVID-19. Сегодня пойдет речь о первичном звене здравоохранения – поликлиниках.

Гигиена и безопасность на первом плане

Поликлиники сегодня и поликлиники начала весны – две большие разницы. В этом мы убедились, посетив поликлинику для взрослых №1 ФГБУЗ КБ №172 ФМБА России. Здесь, как собственно во всех амбулаторно-поликлинических  и стационарных подразделениях клинической больницы, во главе угла стоит безопасность пациентов и медработников. Теперь в здание свободно не пройдешь: на входе любого встречает медицинский персонал в защитной экипировке, который интересуется к кому и с какой целью пришли и одновременно с помощью бесконтактного термометра замеряет температуру, проверяет наличие защитной маски.

В поликлинике организована работа с приоритетом оказания медицинской помощи на дому лихорадящим больным с респираторными симптомами, посещавшим территории с неблагополучной эпидемиологической обстановкой по COVID-19 или лицам старше 60 лет.

Все медработники работают в средствах индивидуальной защиты - в масках и перчатках. Люди в белых халатах и пациенты стараются выдерживать социальную дистанцию. Техперсонал поликлиники регулярно, по вирусному режиму обрабатывают кабинеты до и после приема пациентов; каждые два часа дезинфицирующими средствами обрабатывают  все контактные поверхности (дверные ручки, перила, кнопки вызова в лифте, столы, кушетки, стулья, компьютерные мышки, мониторы и т.д.).

Надо отметить, что в связи с эпидемиологической ситуацией в поликлиниках ФГБУЗ КБ №172 ФМБА России до особого распоряжения  временно прекращено проведение диспансеризации и профилактических медосмотров, возможны переносы сроков планового лечения в условиях дневного стационара. Экстренная помощь оказывается в день обращения.

- В настоящее время больных с температурой на пороге поликлиники встречаем редко, все-таки информационно-профилактическая работа сделала свое дело, но если, вдруг, такой человек на входе выявляется, мы его отправляем домой, выдавая ему маску, если у него ее нет, чтобы по дороге представлял меньшую опасность для окружающих. Сведения об этом пациенте сразу же вносятся в базу данных вызовов на дом, и вскоре к нему на домашний адрес приходит врач-терапевт, - рассказывает заведующий терапевтическим отделением поликлиники для взрослых №1 ФГБУЗ КБ №172 ФМБА России Юрий Юрьевич Саркан. – Если у человека на входе в поликлинику не выявлено повышенной температуры, но у него есть жалобы на состояние здоровья, он проходит к регистратуре. Отсюда пациента, в зависимости от самочувствия, направляют или в кабинет неотложной медицинской помощи, который работает с 8 до 14 часов, либо к врачу-терапевту участковому (они работают по обычному графику).

Как оказывается помощь в поликлинике

Ведущий прием в кабинете «неотложки» врач-терапевт, оказав медицинскую помощь, записывает через компьютер пациента на повторный прием уже к его участковому. Но бывает, что состояние больного требует оперативной консультации узкого специалиста, допустим кардиолога, невролога и т.д. В этом случае врач-терапевт кабинета неотложной помощи организует такой прием и пациент переходит из одного кабинета в другой.

Пациенты, направленные регистратурой напрямую к врачу-терапевту участковому получают от него на руки талон-памятку на повторный прием (не путать с основным талоном – авт.), в котором проставлены дата, время, Ф.И.О. врача. И в следующий раз, приходя в поликлинику, человек показывает этот документ при входе.

Узкие специалисты работают в обычном режиме. Они принимают пациентов, которых к ним  направляют врачи-терапевты участковые. И тоже, назначая повторный прием, дают на руки пациенту талон-памятку для предъявления при посещении поликлиники.

- В настоящее время практически все необходимые пациенту обследования по направлению лечащего врача проводятся в день обращения, либо у нас (ЭКГ, рентгенография), либо в других поликлиниках клинической больницы (флюорография, УЗИ), - предвосхищая один из вопросов, поясняет Юрий Юрьевич Саркан. - В поликлинике проводят заборы анализов. Работает процедурный кабинет.

Недавно терапевтическому отделению стоматологической поликлиники, находящемуся в здании поликлиники для взрослых №1, разрешили оказывать плановую стоматологическую помощь с соблюдением  повышенных санитарно-гигиенических требований, но чтобы выдерживать рекомендации пришлось пока несколько ограничить количество принимаемых плановых пациентов по этому профилю.

Как всегда не покладая рук трудятся и сотрудники регистратуры: все время на телефонах – принимают звонки и вбивают информацию в компьютеры. Теперь они обязаны более подробно расспрашивать о состоянии здоровья, каждого обратившегося и все  документировать. Это делается для того, чтобы врач-терапевт выезжающий на домашний вызов имел более четкое представление  о самочувствии того к кому направляется и в случае необходимости одевал защитный костюм.

Работа «на земле»

- Телефонные сообщения с вызовом  на дом принимаются  до 15 часов, - поясняет Юрий Юрьевич Саркан. - Прежде был один дежурный врач-терапевт на Западный район (соцгород), теперь два, при необходимости выводим третьего.

В поликлинике ведется строгий учет заболевших, проводится работа по выявлению и локализации контактных лиц, отслеживается соблюдение периодичности исследования на новую коронавирусную инфекцию. Такая работа проводится по предписаниям, получаемым из Межрегионального управления №172 ФМБА России.

Для посещения потенциально опасных  адресов в поликлинике сформирована дежурная группа из врачей-терапевтов. Как все медработники они должны все время быть в минимальных средствах защиты – маска, перчатки. Но если они выезжают на вызов по адресу, где проживают лица с подтвержденным диагнозом новой коронавирусной инфекции, с подозрением на него, или контактные с такими больными, а также выписанные из инфекционного отделения или человек с температурой, врачи одеваются в спецодежду, рекомендованную для работы в зоне повышенной опасности («красной зоне»). Это  защитный комбинезон и очки, респиратор, шапочка, перчатки, бахилы. При выходе из квартиры такого пациента, сразу за порогом врач снимает с себя всю эту защитную амуницию и складывает все в специальный пакет для дальнейшей дезинфекционной обработки. В машине всегда имеется необходимое количество защитных комплектов. Перед заходом на другой адрес врач-терапевт одевается в новый комбинезон и т.д.

Помимо этого, в поликлинике есть специальная бригада медицинских работников, занимающаяся забором мазков для проведения последующего анализа на новую коронавирусную инфекцию. В этой группе две опытные медицинские сестры. Каждое утро на выделенном транспорте они выезжают на маршрут объезда адресов, который составляется на основании утвержденного графика. Он формируется на основании нормативных документов, регламентирующих периодичность забора мазков у заболевших и контактных с ними лиц.

В адрес медсестры входят в таких же средствах индивидуальной защиты, как и дежурная группа врачей-терапевтов. И также каждый раз переодеваются в новый комплект спецодежды. Собранные мазки передаются для тестирования в Центр гигиены и эпидемиологии №172 ФМБА России.

Кто болеет? Как себя вести?

- Среди заболевших новой коронавирусной инфекцией люди разного возраста, - отмечает Юрий Юрьевич Саркан. - Самой старшей пациентке 90 лет. Больше больных среди трудоспособного населения, примерно в диапазоне между 35 и 50 годами. Заболевание протекает по-разному: есть тяжелые и средней тяжести (они госпитализируются), у многих заболевание протекает в легкой форме, также немало бессимптомных. Решая разноплановые задачи, коллектив работает в напряженном режиме. Нагрузка на персонал поликлиники высокая. Знаю, что в такой же ситуации наши коллеги из других поликлиник клинической больницы. Все мы люди, и медики не исключение: существует тревога, она чувствуется. Но они больше переживают за родных: опасаются их заразить. Несмотря на это, люди выкладываются, относятся к работе профессионально.

Пользуясь возможностью, прошу горожан быть ответственными к своему здоровью и близких людей, окружающих вас граждан. Вызывает беспокойство несколько легкомысленное поведение части населения в этот непростой эпидемиологический период. Находясь на улице или в общественных помещениях соблюдайте, пожалуйста, социальную дистанцию в полтора-два метра. В закрытых людных местах (магазин, транспорт) используйте маски. Без большой надобности избегайте мест скопления людей. Регулярно обрабатывайте руки дезинфицирующими средствами, чаще мойте руки с мылом. Если у вас появились симптомы заболевания (поднялась температура, пропало обоняние, появился кашель и т.д.), пожалуйста, не занимайтесь самолечением, обязательно оперативно обращайтесь (по телефону!) за медицинской помощью в поликлинику по месту жительства и ни в коем случае не покидайте жилище, чтобы не подвергать опасности заражения других лиц.

 

К 75-летию Великой Победы

Акция «Помним! Благодарим!»

Субботина Лидия Петровна

Некоторые из сотрудников клинической больницы, откликнувшись на приглашение принять участие в акции «Помним! Благодарим!», присылают сразу по несколько рассказов, зарисовок. При этом авторами являются не только они, а также их близкие,  в первую очередь дети. И это замечательно, что память о близких  людях, передается из поколения в поколение.

Моя героиня

Война застала мою прабабушку Субботину Лидию Петровну в уральском городе Нижний Тагил, когда ей шёл пятнадцатый год. (Как там, в 1937 году оказалась её семья - отдельная история – авт.). Её отец Пётр Григорьевич, инвалид, работал на вагоностроительном заводе, мать Мария Алексеевна трудилась лаборантом по металлу на авиационном заводе. Уже в начале войны город наполнился эвакуированными заводами, госпиталями. Стало очень голодно. Лида с ночи занимала очередь за хлебом, который выдавали строго по талонам. На фронт ушли трое братьев: Александр (дошёл до Берлина), Николай (погиб в первые дни войны), Василий (стал кадровым военным).

Ещё одна беда: в сером от смога Тагиле отцу становилось день ото дня хуже, он задыхался. Врачи посоветовали срочно менять климат. А куда ехать? Решили возвращаться на родину, в село Белый Яр тогда ещё Ставропольского уезда. Верили: туда война не дойдёт. Добирались две недели. Родители сразу же включились в работу: «Всё для фронта, всё для победы!».  А 15-летняя Лида, маленькая, хрупкая, но очень ответственная, устроилась работать десятником в Средневолжский леспромхоз.

Лютый мороз, вьюга зимой, бездорожье весной и осенью, но фронту нужен был качественный лес (это мосты, переправы, укрепления...). Пилили вручную, свозили высоченные сосны на берег, укладывали в штабеля, а с весны плоты сплавляли по Волге.                       Бабушка Лида (так мы её называем) вспоминает: "Летом лицо обгорало до черноты, а зимой, бывало, не выберусь сама из сугроба, кто-нибудь из лесорубов вытянет за воротник, ещё и посмеётся: «Сидеть бы дома малявке!".

А вечерами с подругами вязали тёплые вещи для бойцов, натирали до кровавых ссадин картофель для крахмала, который тоже был нужен фронту. Перечитывали все газеты, рассказывали содержание пожилым односельчанам. Бабушка до сих пор помнит наизусть поэму М. Алигер "Зоя", которая тронула её тогда до слёз.

В ноябре 1943 года, после тяжёлого ранения на Курской дуге, в село вернулся  младший лейтенант Николай Субботин. Ему только в декабре исполнится 19 лет, а он уже побывал в самом пекле войны. Ещё не до конца затянулись раны, но командир пулемётного взвода стал обучать военному делу новое пополнение.  Молодые люди встретились на "вечёрке", а в феврале 1944 года поженились. "Да, война,- говорит бабушка,- а мы о жизни думали и верили в победу".

В мае она перешла на работу в " Заготзерно", откуда на фронт отправляли готовую муку  (в селе день и ночь работали две мельницы). За свой вклад в Победу Лидия Петровна награждена званием "Ветеран войны".

Бабушка вспоминает, что в тот день, когда разнеслась весть о Победе, им нечем было накрыть стол, в доме не было крошки хлеба, но это не омрачало великой радости. Так же радостно было сознавать, что четырехмесячная дочка будет расти под мирным небом.

Я знаю, что бабушка Лида, никогда не отказывалась ни от какой работы: повар в тракторной бригаде, куда она  25 километров добиралась на лошади, матрос в речном пароходстве, кассир. Когда в 1984 году они с прадедом переехали к дочке в село Рязаново, бабушка Лида и здесь не сидела без дела. В её трудовой книжке одни благодарности. Поэтому она удостоена ещё одного звания - "Ветеран труда".

А сколько сил требовала семья! Дети - дочь и четверо сыновей росли один за другим. Одеть, обуть, накормить... И это в трудное послевоенное время! Сама шила, вязала. Держали с мужем хозяйство, вдвоём построили дом. Хотя левая рука у деда Коли не сгибалась, он научился хорошо плотничать. И сад вырастили!

Как, наверное, тяжело было провожать в армию четверых сыновей, ждать их возвращения! Все дети трудолюбивые, ответственные, получили хорошее образование. Незаживающей болью стала гибель сына Петра на Байкало-амурской магистрали, куда он выехал по комсомольской путёвке. Так что у моей прабабушки есть ещё одно заслуженно высокое звание - "Мать-героиня". Она имеет право называться и бабушкой-героиней: у неё девять внуков (среди них четверо - кадровые военные), 13 правнуков, два праправнука.

Прабабушка Лидия Петровна и прадедушка Николай Фёдорович прожили вместе 51 год, поддерживая друг друга, помогая детям, внукам. После ампутации искалеченной под Прохоровкой ноги дедушка (его не стало в 1995 году) передвигался на коляске, и все заботы о нём бабушка взяла на себя. Для меня она - настоящая героиня.

До недавнего времени прабабушка жила в Димитровграде у дочери, моей бабушки, и мы, правнуки, очень любили бывать у них. Их воспоминания для нас - живая история. К сожалению, недавно, зимой этого года ее не стало. Но светлая память о ней будет всегда!

Автор: Алексей Ермаков, ученик средней школы №17 (сын Л.А. Ермаковой, и.о. заведующего поликлиникой для взрослых №2 ФГБУЗ КБ №172 ФМБА России)

 


Страница 1 из 90

Поиск

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер